КГБУ "Центр сельскохозяйственного консультирования"
Официальный сайт
Помощь экспертов аграрному сектору

Ковбой из Калуги

Автор
26.12.2019
11:17
Петр Бочаров о том, что делает ферму успешной
В сельском хозяйстве страны Пётр БОЧАРОВ – человек уникальный. В 2015 году он создал некоммерческую организацию «Институт молока Бочаров и партнеры», собрав команду практикующих специалистов, занятых в молочном скотоводстве. Теперь в межсезонье ездит по стране и проводит ликбезы для фермеров. В 2019 году он дважды побывал с семинарами в Алтайском крае. Одной из площадок стал прошедший в Барнауле форум «АгроЭкспоСибирь». Методы, о которых он рассказывает, кажутся необычными и воспринимаются не иначе как со скепсисом. Однако дилетантом Бочарова не назовешь. Пётр Васильевич – топ-менеджер одной из крупнейших в мире молочных компаний TH True Milk. Сейчас он ведет ее проекты в России, а именно – запускает два животноводческих комплекса с маточным стадом по 6000 голов каждый в Московской и Калужской областях. До этого он управлял крупной фермой в США. Бочаров уверен:  со временем российские управленцы встанут у руля на фермах по всему миру.

Американская предыстория
Выучившись в Москве на инженера-механика, Пётр Бочаров вернулся в родную Калужскую область, где пробовал силы в фермерстве. Было это на заре 1990-х. Выращивал овощи, занимался скотом и птицей. Продукцию возил в Москву – от Калуги рукой подать. Но с дефолтом 1998 года на успешных начинаниях был поставлен крест. Стал думать, чем заняться. На одном форуме в Выхино - на подобные мероприятия американцы ездили учить россиян работе в агробизнесе – Петр Бочаров познакомился с одним экспертом. Тот утверждал, что в его штате фермеры доят с коровы в среднем по 10 000 кг молока.
- В России тогда средний показатель на корову был 3700 кг. Я ответил ему: «Обманывать нас не надо. У нас тоже есть такие коровы, но чтобы столько давало все стадо в регионе – такого просто не может быть», – вспоминает Петр Бочаров. – Пригласили приехать и убедиться. В то время американцы набирали на свои фермы стажеров, обещали платить по 600 долларов в месяц.
Так Бочаров оказался в штате Миннесота. К слову, через пару месяцев он зарабатывал уже по 2000 долларов. Ждали стажера, а приехал мастер на все руки: принимал тяжелые отелы без ветврача, отремонтировал на ферме всю сломанную технику. Зарплату подняли с условием, что займется управлением фермы, на тот момент – 360 коров. Пропадал на работе по 100 часов в неделю, но был доволен. Не прошло и года, как Пётр получил приглашение на новую ферму. Ее владелец Гэри Элан впоследствие стал его другом и учителем. В то время, в 2000 году на его ферме содержалось 600 дойных коров со среднесуточным надоем 45 кг. «Уровень, который я увидел у Гэри, нет ни в России, ни в Европе, да и в Америке почти нет. Сейчас у Гэри Элена 1800 дойных коров и среднесуточные надой 50 кг», – рассказывает Бочаров.
Вернувшись на родину, Бочаров пришелся ко двору. В то время в России начали строить крупные фермы. В качестве наемного управляющего он реализовал ряд проектов для отечественных агрохолдингов, таких как «Авида», «АгроТерра», «Интеркросс». Запускал с нуля хозяйства с поголовьем от 600 до 6000 молочных коров. Последние три года работает с компанией TH True Milk – вьетнамским конкурентом российско-немецкой «ЭкоНивы». Остается догадываться, откуда при такой занятости он находит время на свой образовательный проект.

Неординарный подход
За годы работы за рубежном и в России Бочаров выработал несколько управленческих принципов, которые могут показаться излишне жесткими и прямолинейными. Однако следует понимать, что Бочаров прежде всего наемный управленец, заинтересованный в эффективности, требовательный к службам, которыми руководил в хозяйствах разных регионов страны. Своими взглядами он поделился с фермерами нашего региона, выступив на «АгроЭкспоСибирь» в ноябре 2019 года.
На ферме очень важен человеческий фактор: руководство, консультанты, селекционеры, ветеринары и зоотехники – всех этих людей, по мнению Петра Бочарова, не должно быть видно на ферме в рабочие часы, поскольку они не имеют полной занятости, и когда за ними наблюдают доярки, скотники и механизаторы, это невольно сбивает людям рабочий ритм.
Главный губитель молочной продуктивности в крупном хозяйстве, по мнению Петра Бочарова, агрономическая служба. Агрономы со времен СССР «перетягивают одеяло» считая, что сначала нужно бросить все силы на хороший урожай зерновых, потому что от этого зависят премиальные, а молочным фермам достаются остатки. Этот подход в корне неверен.
- На сегодняшний день молоко в России стоит столько, что позволяет иметь с каждой коровы минимум 200 долларов прибыли в год. Растениеводство же позволяет получить с одного гектара около 100 долларов. В тоже время один гектар под кормовые может прокормить три коровы. Это показатель в среднем по стране, но даже в более суровых условиях Сибири одного гектара хватит на двух коров. Таким образом фермер кладет себе в карман не 100, а 400 долларов. Можно зарабатывать и больше, но при этом очень важно заниматься воспроизводством и выращивать здоровых и крепких нетелей самостоятельно, – считает Бочаров.
Далее в списке «губителей коров» идет инженерная служба, потому что механики, судя по опыту Бочарова, зачастую несвоевременно готовят кормоуборочную технику и не проводят обслуживание молочного оборудования.
По поводу ветеринарной службы у Бочарова такое мнение:
- Людям, которые хорошо питаются, одеваются, пребывают в хорошем настроении врачи не нужны. Остается только регулярно соблюдать профилактику. Представьте, если бы человек потреблял подгнившую еду и постоянно находился в темном и сыром помещении. В таком случае врачи сразу становятся ему «близкими друзьями» и начинают тянуть из него деньги. На хорошей ферме задача ветврача – продумать программу вакцинации и следовать ей.
- Жадность собственника съедает 50% успеха. Когда фермер планирует экономику хозяйства, необходимо понимать – на все ли хватает оборотных средств. Потому что деньги в животноводстве всегда должны приходить вовремя, если выпадает одно звено – цепочка рвется. Например, в строительстве, если на объект не вовремя подвозят кирпич, то через пару-тройку дней работа пойдет в привычном ритме. В молочном животноводстве все иначе. Если корма придут с опозданием, продуктивность откатывается назад и для ее восстановления придется ждать год, – продолжает Бочаров. – Корова такое животное: если она снизила надой, то в этой лактации на максимальный уровень она уже не вернется. Иначе говоря, разгоняют корову до 40 кг молока в сутки, но через месяц начинают кормить на 30, животное испытывает стресс и дает 20. Почему роботизированная дойка считается более эффективной? Потому что корова привыкает к одним и тем же операциям. Даже небольшие изменения вызывают у нее стресс, животное зажимается и недодает по 200-300 грамм молока за дойку – эти деньги недополучает собственник. Именно в таких мелочах мы и проигрываем западу – немного потеряли на одной операции, немного на другой,
Большинство российских фермеров работает по принципу: «Хочешь сделать хорошо – сделай сам». Любят они, чтобы в хозяйстве были все производственные циклы. Этим, по мнению Бочарова, мы и отличаемся от западных коллег. В этом есть свой плюс.
- Когда в Европе начнется укрупнение ферм, именно россияне поедут ими руководить, и будут делать это как никто лучше, – уверен он. – Потому что на сегодня в России специалистов, которые умеют управлять крупными проектами, больше даже чем в Америке. На западе все хорошие специалисты – узконаправленные. У нас другой менталитет – хотим все знать и все уметь.

**
Мнение
Пётр БОЧАРОВ, основатель Института молока «Бочаров и партнеры»:
- Принято считать, что лучший молочный проект для России – ферма на 1200 коров. Он хорошо ложится в рамки федеральной программы №996. Такое поголовье очень удобно для соблюдения санитарных норм. Поэтому в последние годы очень много ферм построено именно под него. Но когда пять лет назад я говорил о комплексах 5000-6000 дойных коров, мне отвечали: «В России такого однозначно никогда не будет». А теперь посмотрите на «ЭкоНиву» – Штефан Дюрр уже добрался с такими проектами до Алтайского края. Сначала он планировал на Сибирь 3000 коров, а строит уже два «шеститысячника». Все потому что в России у молочной отрасли огромные перспективы.

Возврат к списку

Свежие статьи