КГБУ "Центр сельскохозяйственного консультирования"
Официальный сайт
Помощь экспертов аграрному сектору

Простая арифметика адаптивного животноводства

Автор
21.04.2020
15:48
Общая площадь пастбищ мира составляет около 26% суши. Это самый дешевый источник зеленого корма для сельскохозяйственных животных. По официальным данным Правительства Курганской области, площадь пастбищ в регионе составляет 745 тысяч гектаров. Давайте подумаем, что это значит в производственном и экономическом смыслах.

 
Просто цифры 

Следуя примеру искушенных футуристов – любителей прогнозировать будущее, попробуем предсказать ситуацию того времени, когда в мире наступит углеводородный кризис (запасы нефти начнут заканчиваться). 

Совершенно очевидно, что с ростом дефицита концентрированных источников энергии особое значение обретут те самые ресурсы, которые в настоящем времени воспринимаются как примитивные. В числе таких ресурсов окажутся пастбища – самое дешевое средство производства продукции животноводства (большей частью мяса).

Объясняется это просто. Когда легкой энергии станет значительно меньше, чтобы заниматься энергоемким производством продуктов питания, человечество обратит внимание на те ресурсы, которые ранее было принято считать примитивными и которые так называли лишь потому, что не в силах были осмыслить их значимости, либо не обращали на них внимание, поскольку были вещи поинтереснее. 

Представим очень утрированный сценарий. При самой простой пастбищной ротации, состоящей из двух загонов (пустой-свободный), единовременно для пастьбы можно использовать 50% пастбищных ресурсов Курганской области, то есть 372,5 тысячи гектаров (по мере их «уставания» переводить животных на вторые 50% пастбищ).

Ведь, что такое зеленая растительность по своей пастбищной сути? Это субстанция, которая в процессе вегетации переводит в переваримое состояние те элементы окружающей среды, которые в изначальном состоянии не могут быть усвоены организмом травоядных животных. 

Во время своего роста растения синтезируют белки, жиры и углеводы, со-держание которых в зеленой массе определяет ценность пастбищного корма, как самого дешевого на Земле источника энергии для производства продукции животноводства.

Естественно, чем выше кормовая ценность и продуктивность пастбищ, тем меньше требуется их площадей для производства единицы продукции животноводства. В Курганской области средняя продуктивность естественных сенокосов и пастбищ составляет 11-16 центнеров с гектара. 

Это очень усредненные данные. Разумеется, амплитуда колебаний более значительная. Для того, чтобы дать более детальную оценку текущего состояния требуются масштабные исследования и региональный мониторинг.

Теперь попробуем рассчитать сколько пастбищных животных можно разместить на 372,5 тысячах гектарах пастбищных угодий Курганской области при самой примитивной системе ротации пастбищ: 1 загон пустой, 1 рабочий. 

То есть мы будем проводить расчет по самому плохому сценарию, когда за пастбищный период в полгода мы стравливаем пастбище, состоящее из двух загонов, только один раз, а его продуктивность за сезон составляет всего 22-32 ц/га (это очень условный сценарий). Животных переводим из загона в загон по мере стравливания. В результате достаточно простого расчета получаем, что при такой продуктивности потребуется примерно 3 гектара пастбищ на 1 голову (взрослые КРС, лошади) на пастбищный сезон в условиях нашего региона.


Таким образом, при самом плохом сценарии мы сможем разместить на пастбищах Курганской области 124,2 тысячи взрослых животных специализированных пород. При более позитивных сценариях – до 200 тыс. голов и более. Конечно, еще придется учитывать структуру стада (либо табуна, если это лошади) и то, что система ротации более сложная, но общих цифр и общей тенденции это не умоляет. 

Вывод очевиден – Курганская область обладает значительными пастбищными ресурсами, которые являются не просто ареалом произрастания зеленой массы, а территорией естественного и очень дешевого формирования источников биосинтеза (зеленой массы).


Источники биосинтеза?

Относительно легкие источники прибыли настолько высоко ценятся в нашем мире. Нефть, газ, драгоценные металлы, камни и тому подобное превосходят все остальное. И, казалось бы, что тут говорить про пастбищную растительность? Само по себе сравнение этих вещей уже кажется бредом и по многим параметрам несопоставимым, хотя бы по показателю конвертации в системе экономики. 

Но это до тех пор, пока человечество не переосмыслило ценности. Нефть – это в основном источник горючих продуктов. Золото – это финансовый эквивалент. А что такое растительность, в нашем случае пастбищная трава? 

Один из самых уникальных процессов в мире – биосинтез, благодаря которому образуются природные органические соединения живыми организмами. Энергия обмена живых организмов – это, наверное, самая уникальная энергия в материальном мире. Она позволяет организмам жить и развиваться в рамках заданного природной программой времени. Тот, кто хотя бы немного знаком с понятием биосинтеза, понимает насколько это сложный процесс, сформированный миллионами лет эволюции и доведенный самой природой до совершенства.

Если рассуждать утрированно, то нефть просто сгорает, а золото просто лежит в хранилищах. В былые времена человечество каким-то образом без них выживало, но никогда оно не могло выжить без естественных элементов окружающей среды. В том числе растений.

Таким образом, зеленая растительность – это не только легкие планеты и важнейшее звено планетарной экосистемы, это и тот самый источник биосинтеза, благодаря которому растут и развиваются живые организмы на Земле. И, если мы проследим с вами пищевую цепочку, то увидим, что для преобладающего большинства живых существ на этой планете она начинается именно с растений.

Концептуально здесь дело даже не в пастбищах и растениях, а в понимании и осознании. Ведь не задумываемся же мы над тем, насколько важен воздух, пока не отравим его до той степени, что им станет невозможно дышать. И много еще над чем не думаем лишь потому, что это не столь очевидно.

Что же касается экономики, то она создавалась вовсе не затем, чтобы зарабатывать на динамике курса по принципу купи дешевле – продай дороже.

Ее суть в том, чтобы самыми рациональными методами обеспечивать жизнедеятельность системы при возобновляемости ресурсов. И до тех пор, пока мы не усвоим эту истину, рассчитывать на то, что мы станем рачительными хозяевами в своем доме – не приходится.

Мы должны обратить пристальное внимание на то, что помимо углеводородов, драгоценных металлов и прочих ценностей современного мира, также еще есть источники биосинтеза. Для человека они начинаются с естественных элементов окружающей среды, в том числе с пастбищного ресурса, как источника качественного и, что важно, дешевого питания.


Разумный прогресс

Рентабельность производства всегда зависела от стоимости электроэнергии.

И это вполне понятная связь. Давайте разберемся. Сколько, например, электроэнергии требуется для организации выпаса скота или лошадей? Мы же с вами понимаем, что не так много.

Всегда есть определенный сегмент хозяйствования, который нуждается в энергии, но при пастбищной системе он значительно меньше, чем при стойловой.

Опережая мнение скептиков, приведу пример из собственной профессиональной деятельности. В 2013 году, будучи в должности аграрного журналиста, я был в командировке в Германии. Одна из немецких компаний, специализирующаяся на аграрной технике, открывала новую производственную площадку под Мюнхеном и приглашала делегации из многих стран для освещения события.

На тот момент я был абсолютно уверен, что Европа почти полностью зависит от импорта углеводородов. С момента этой командировки мое мнение изменилось. Я увидел очень много солнечных батарей на крышах домов, вдоль дорог, в полях. А потом наши ребята, которые уже не первый год живут и работают в этой стране, рассказали мне о том, что правительство Германии очень заинтересовано в максимальном развитии альтернативной энергетики. Настолько, что установка солнечных батарей на тот момент субсидировалась государством (со слов наших мигрантов) в размере 40% от понесенных затрат. Насколько я помню этот разговор, уже в 2013 году энергетика Германии в значительной степени состояла из альтернативных энергоресурсов.

Возникает вопрос. Что же мешает России взять курс на возобновляемую энергетику? Хотя бы в тех регионах, таких как Курганская область, где электроэнергия дорогая и это явно тормозит развитие. Ведь солнечные батареи не приносят никакого вреда окружающей среде. Можно, конечно, выражать скепсис по поводу их дороговизны и долговечности, но ведь немцы далеко не глупые, чтобы заниматься тем, что не имеет смысла.

А если уж говорить о затратах, то можно тоже порассуждать и позадавать вопросы. Почему, например, в 2013 году немцы были так заинтересованы в сотрудничестве с Россией? Не потому ли, что львиная доля их рынка находится в нашей стране? Выходит, что мы слишком богаты, чтобы покупать у всего мира, но слишком бедные, чтобы сделать свою жизнь лучше? Не кажется ли вам, что причина целиком и полностью в нас? И может настало время пересмотреть свой взгляд на многие вещи? 

И этот пересмотр должны сделать люди разных уровней, начиная, естественно, с государственного уровня.

Инвестируем в людей

Любая программа развития должна, прежде всего, ориентироваться на людей. Не хочется уходить в критику, но задумывались ли вы над тем, что мы не делаем ровным счетом ничего для того, чтобы желательные направления развития не встречали на своем пути непреодолимых препятствий в форме элементарных человеческих представлений о современной жизни? Не в этом ли основная проблема? 

Надо понимать главное. Во что бы мы не инвестировали, будь это сельское хозяйство, промышленность, медицина или что-то иное, в конечном итоге эти средства осваивают и преобразуют в материальные и культурные ценности – люди, а это значит, что мы инвестируем в людей и только в людей.

Не первый год приходится сталкиваться с очевидным несоответствием целей и того, что происходит в реальности. 

С одной стороны, мы ставим цель возродить и сохранить сельский образ жизни. С другой стороны, мы все делаем для того, чтобы этого самого образа жизни на селе не осталось.

Простой пример. Многие дети (и сельские, и городские), особенно девочки, очень любят лошадей и конный спорт, но ни в одном районе Курганской области нет даже самой примитивной муниципальной конно-спортивной секции. Есть только несколько частных конюшен и одна при Курганской ГСХА, но муниципальных – нет.

Отсюда вопрос: как вы хотите привить детям любовь к сельскохозяйственным животным, желание заниматься животноводством, связать с этим свою жизнь, если большинство детей, будучи даже сельскими жителями, никак не связаны с животноводством и не имеют возможности с ним связаться? В частном секторе скота все меньше, а другого пути познакомиться с сельхозживотными никто не придумал. И как, по-вашему, подросток должен пройти стадию оптации и выбрать аграрную профессию, если его ориентируют на другое?

Можно много искать причин, почему сегодня нельзя устроить такие конюшни на местах, пусть даже в самом малом формате (до 10 голов). Одна из причин – это отсутствие тренеров. Безусловно, это проблема, но лишь в том случае, если мы сразу хотим высокого уровня конного спорта и не хотим готовить и растить собственных инструкторов и тренеров. 

Ведь в каждом муниципалитете есть люди, которые умеют обращаться с лошадьми, ездить верхом и в упряжи. 

И почему бы не рассмотреть эти кандидатуры и не устроить курсы инструкторов, либо тренеров. Если же их нет, то заинтересовать и подготовить новых кандидатов. И, в конечном итоге, проблема будет решена. Почему не попробовать? Ведь кадровая проблема – она по всем фронтам проблема. Завтра, например, в отдаленных территориях может не остаться врачей. Эту проблему не надо будет решать? 

Что же касается создания самих конюшен, то в этом должны быть заинтересованы сельхозтоваропроизводители, потому что это их «кузница кадров» и возможность привлечь молодежь в отрасль. В масштабах крупного предприятия это вполне реальный проект.

При этом, повторюсь, высокого уровня конного спорта на первом этапе не требуется. Это уже потом, как пойдет. Для начала хватит и того, что дети будут уметь обращаться с лошадьми и ездить верхом (туристическая направленность), освоят навыки пастьбы на лошадях и на практике поймут, что такое пастбищное животноводство. По мере же развития их увлеченности животноводством, можно обучать ребят обращению с другими видами сельхозживотных, но это уже школа фермерства.

Сделаем акцент на том, что все долж-но быть максимально адаптивно и приспособлено к местности. Да, сегодня нет кадров. Но вековой опыт народа показывает, что на первом этапе главное содержание, а не материальная основа, которая абсолютно не помогает, если нет заведомо подготовленной команды.

Один аналогичный пример всегда может быть использован, чтобы обосновать другой – прямо или косвенно смежный. Например, 26 октября текущего года в Курганской области стартовал абсолютно адаптивный проект «Игры для всех», призванный возродить традицию народных и дворовых игр в Курганской области.

При детальном изучении вопроса оказалось, что для качественного массового физкультурно-спортивного воспитания народа и поддержания его здоровья и работоспособности много не требуется. Главное – сохранить традицию.

И, казалось бы, как игра может быть связана с сельским хозяйством и экономикой? Хотя бы тем, что благодаря физической активности интеллект развивается на 30% лучше. Кроме того, игра формирует командный дух, волю и мотивацию, а значит, создает завтрашний успешный кадровый потенциал. 

Обобщая сказанное...

Завершая статью, следует придать всему вышесказанному логический порядок и восполнить некоторые «пробелы». Итак, Курганская область обладает внушительным ресурсом пастбищ, которые являются источником дешевого корма, следовательно, дешевого нагула живой массы пастбищных животных. Это тот самый начальный уровень, с которого следует начать, чтобы сформировать экономику и кадровый состав.

Основную часть пастбищ можно использовать в чистом виде для пастбищного животноводства, часть их можно окультурить и использовать не только для пастбищного, но и комбинированного (стойлово-пастбищного) содержания, что может быть применимо, в том числе, и в товарном молочном животноводстве (при условии использования адаптированных животных рентабельность стойлово-пастбищной системы выше, чем стойловой).

Пастбищная система животноводства должна иметь свою культуру, а положительный образ животновода необходимо формировать и пропагандировать наподобие того, как культивируется образ ковбоя в Соединенных Штатах и во всем мире. При этом эффективность инвестиций будет зависеть от качества кадров, которые необходимо готовить по новым адаптивным программам. Важно, чтобы эти программы были адаптированы к условиям конкретно взятого региона.

В начале 2019 года, в соответствии с поручением Президента России, представители отрасли мясного скотоводства всей страны собрались на 1-й Всероссийский съезд предприятий отрасли мясного скотоводства, в рамках которого обсуждали возможность развития сельских территорий при использовании инструмента мясного животноводства.

В итоге скотоводы сошлись во мнении, что маточное поголовье специализированного мясного скота возможно увеличить до 10 млн голов (на момент съезда поголовье составляло около 1 млн голов) при использовании определенных условий и инструментов.

Одним из решающих факторов является сбыт. В глобальном плане лучше государства этот вопрос никто не решит. Естественно, есть много примеров самостоятельного решения фермерами вопроса сбыта, но лучше если бы фермер не отвлекался на сбыт, но работал на результат при стабильных ценах.

Возвращаясь к материалам съезда, продолжим, что драйвером развития должны стать региональные программы и сельхозкооперация, но основная координирующая функция ложится на районные (назовем их региональные) интеграторы, которые, являются центрами обеспечения консультационной и практической поддержки фермерства.

В Курганской области ситуация накладывает свои корректировки и формированию интеграторов должны предшествовать центры подготовки кадров, которые необходимо обеспечить инновационными методами подготовки специалистов. Это тема для более серьезного разговора и более тщательной проработки.

Что касается кадровой политики и ситуации на местах, то здесь необходимо поменять свое отношение к воспитанию сельской молодежи. Малые конюшни все-таки надо создавать. И делать это с обязательным участием муниципалитетов. Желательно при поддержке сельхозтоваропроизводителей. 

На первом этапе нужно готовить инструкторов начального уровня. Если мы хотим сориентировать молодежь на сельское хозяйство, то и программы обучения конников в сельской местности должны иметь свои особенности, и кто-то должен их составлять и умело транслировать.

В заключении следует сделать акцент на том, что главная задача – формировать адаптивные жизнеспособные форматы, которые позволят получать эффект при минимальных затратах. Для этого необходимо оптимальное соответствие практики животноводства и экономики, а также программное внедрение ресурсосберегающих технологий (по типу солнечных батарей в Германии). Но, главное, с чего придется начать – это подготовка молодых кадров. И делать это надо уже сейчас.
 
Источник Журнал «Нивы России»

Возврат к списку

Свежие статьи