КГБУ "Центр сельскохозяйственного консультирования"
Официальный сайт
Помощь экспертов аграрному сектору

Горизонты отрасли

Автор
29.07.2022
09:42
Сергей Князев о племенной работе
Животноводство нашего края стоит на таком краеугольном камне, как племенное дело. Это большая система, которая служит для отрасли одновременно и ком-пасом и картой, указывает направления и методы развития, дает для этого инструменты и ресурсы, в первую очередь в плане воспроизводства с улучшением каждого последующего поколения сельхозживотных. С директором краевого «Центра сельскохозяйственного консультирования» Сергеем КНЯЗЕВЫМ мы говорим о стратегии развития племенного дела в регионе и важных тенденциях в подотрасли.

Конкурсный отбор

- Сергей Семенович, на протяжении последних лет одним из ярких и зрелищных мероприятий агрофорума «День сибирского поля» становятся выставки племенных животных. В этом году на площадке прошел конкурс по черно-пестрой породе скота. Насколько эта порода важна для нашего края?

- Все породы важны, потому что предназначены для определенных целей в определенных природно-климатических зонах. В нашем крае их семь. Голштин не выживет в Западной Кулунде. Физически не сможет. Там для него никогда не обеспечить подходящей кормовой базы. Но есть красная степная порода, которую специально приспосабливали для таких жестких условий. Смысла разводить ее в более благоприятной Приобской или Бийской зоне, естественно, нет.

В этом году на выставке были представлены лучшие племенные хозяйства, которые занимаются разведением черно-пестрой породы. Это Учхоз «Пригородное» из Барнаула, «Золотая осень» из Алейского района, «Комсомольское» из Павловского и «Енисейское» из Бийского. В крае есть и другие племенные предприятия, работающие с породой. Есть и те, кто работает над получением статуса. В будущем мы наверняка возьмем в «племенную семью» еще одно хозяйство. Кого именно, афишировать пока не буду.

- А по какому принципу организуется выставка племенных животных?

- В Алтайском крае 58 племенных организаций и предприятий. Желающих представить своих животных на выставке предостаточно. Хотят этого и другие регионы – например, Новосибирская и Омская области. В принципе, мы могли бы увеличить животноводческую площадку вдвое. Но выставка – это прежде всего зрелище, поэтому мы показываем разнообразие, а соревнования проводим по отдельным направлениям или породам.

- Кого-то из хозяйств-участников этого года вы выделяете особо?

- Если вы обратили внимание, в этом году мы не присудили звание абсолютного чемпиона. Конкурс не выявил лидера. В результате все участники набрали приблизительно равное количество баллов. Мы решили отдать медали животным, а людей оставили без кубка. Комиссия пришла к такому решению единогласно.

Если говорить об оценке хозяйств в целом, выделять никого не могу. У всех есть плюсы и минусы, но все работают на достойном, высоком уровне. В том числе подрастают по продуктивности.  

Племенное призвание

- Но ведь нашем крае есть товарные хозяйства, которые доят не меньше, чем племенные?

- Есть, но, во-первых, таких не много, а во-вторых, нужно понимать, что у племенных хозяйств иные задачи. Для них важно не только получить высокую продуктивность и качество молока, но и держать высокие показатели по воспроизводству.

Высокая продуктивность – это в большей мере коммерческая составляющая работы. В товарных хозяйствах могут позволить себе «разогнать» надои в ущерб другим показателям. Принцип «больше доим - больше денег». Для племенника не это главное. Племенное хозяйство прежде всего представляет породу. Сохраняет ее в чистоте и размножает, а чистопородное разведение всегда немного снижает продуктивность. При скрещивании продуктивность будет повыше.

В нашем крае есть товарные хозяйства, которые могли бы претендовать на племенной статус, но у одних проблемы с лейкозом, у других – с выходом телят или же с племучетом. Основа племенного дела – непрерывный четкий учет происхождения животных. Потому что когда люди покупают животных за большие деньги, они должны быть уверены, кого берут. Потому племенной скот и стоит дороже.      

Важен и такой показатель, как выход телят. В регионе есть хозяйства, где много доят, но на 100 коров не получают даже 50 телят. О каком племенном статусе может идти речь, если там себя-то не могут обеспечить ремонтным молодняком?!

В племенных хозяйствах выращенные телята идут на замену собственного стада – за год его обновляет на 25-40%, а кроме того, минимум 10% от маточного поголовья нужно выставить на продажу, чтобы улучшать генетику в товарных хозяйствах. И, конечно, показатели продуктивности в племенном хозяйстве тоже должны соответствовать породе. Для черно-пестрой – одни, для симментальской – другие.

- Выходит, что племенное животноводство скорее призвание, нежели бизнес?

- Подписываюсь под этими словами. Все животноводство – это в меньшей мере бизнес, в большей – дело для души. При этом животноводство, конечно, должно быть рентабельным – это все же не хобби, а стратегически важное направление в отрасли. Однако с точки зрения бизнеса обороты в животноводстве есть, но при-быль – 5-6%, у кого-то 10%... Да и та – с дотациями. Но при этом люди строят коровники, устанавливают в них лучшую вентиляцию и свет, и поилки с подогревом, и поддерживает чистоту и порядок… Почему? Да потому что это дело всей жизни.

Быки-импортозаместители

- Расскажите о работе с быкопроизводящими коровами. Этой работе племенная служба края уделяет в последние годы много сил.

- С одной стороны, эта работа направлена на сохранение разнообразия генетики наших животных. С другой, она ведется с целью импортозамещения. Мы должны выращивать большую часть быков-производителей у себя в России. В Алтайском крае мы отбираем животных с желательной продуктивностью и родословной, конституцией и экстерьером, чтобы нас, как специалистов, все устраивало в этих коровах.

Из них формируются группы – в каждой не менее 30 коров. Под их основной рацион подбирается специальный комбикорм, а затем начинается раздой коровы. Затем животных осеменяют лучшим семенем из того, что есть в мировой генетике, причем не только зарубежной.

Мало того что корова должна выйти на достаточную продуктивность и раскрыть свой потенциал, при этом она должна еще и принести бычка. Условная половина коров принесет 15 бычков. Вторая, понятно, телочек, что тоже хорошо. В итоге отбирается всего один бычок – лучший. Вершина пирамиды. Если он полностью здоров и хорошо развивается, он отправляется на племпредприятие «Барнаульское» - для дальнейшей работы в системе искусственного осеменения.

Первое время мы шли по пути импорта. В прежние годы привезти быка из-за рубежа было дешевле и выгоднее. Но в какой-то момент мы поняли, что так будет не всегда - и успели сделать хороший задел. Если раньше доля импорта составляла около 70-80%, то теперь - наоборот - столько мы получаем здесь своими силами, а еще 20-30% завозим. Так, в прошлом году мы получили 32 бычка разных пород от наших племенных хозяйствах, дополнительно завезли еще 8 быков из Дании.

Эта работа только на словах кажется легкой, на деле же все проходит сложно и долго. Получение быков-производителей своей селекции – одна из задач племенных предприятий. Наши племенники сами должны заниматься раздоем, улучшать кормление и готовить быков. Да, с этим были сложности, но дело с мертвой точки мы сдвинули. Встроили в систему.

Племенные хозяйства степи хорошо прибавили, в том числе по красной степной породе. Лично я удивился, когда в Немецком национальном районе получили бычков с продуктивностью по матерям в 10 000 кг молока. Для этой породы очень серьезный результат.

- Такая специфика работы с быкопроизводящими коровами есть только в Алтайском крае?

- Вообще это наша специфика, потому что у нас много пород. Допустим, в Красноярске всего одна молочная порода - красно-пестрая, а у нас четыре молочных. И еще четыре мясных, и по всему фронту нужно работать – улучшать генетику.

Мясной рубеж

- Мясное скотоводство считается самой молодой и динамичной подотраслью животноводства в крае. Ряд племенных предприятий региона достиг здесь приличных успехов. Далеко нам до «потолка» по набору живой массы животных?

- Потолка в генетике как раз нет. Сегодня в мире уже получают быков с суточными привесами в пределах 3000 грамм - это одна огромная мышца. Другой вопрос, что мы достигли определенного рубежа, выше которого пока не можем подняться. Уже три года мы держимся на одной отметке.  240 кг - средний отъемный вес молодняка в семимесячном возрасте, когда его отбивают от родителей. Вообще-то сам по себе показатель очень приличный, но лично я считаю, что всегда надо стремиться к лучшему.

Скажу, что перспективы есть! Например, мы при подсадке эмбрионов при участии зарубежных специалистов по отдельным животным получали 370 кг. Это не фантастика, это возможно. Поэтому мы тут же принялись осваивать пересадку эмбрионов сами, чтобы создать в элитных хозяйствах края племенное суперядро. Оно ведь впоследствии тоже начнет продуцировать себя, и постепенно эта генетика придет в наши стада и заменит старую.

- Передовая работа по эмбрионам ведется в хозяйствах «Фарм» и «Наука»?

- Да. Там и там широко применяется искусственное осеменение, отличные телята, используются стартерные подкормки, в целом очень серьезная кормовая база. Мы уже получили первых бычков - сейчас смотрим за их развитием.

Племенная стратегия

- Сергей Семёнович, однажды вы сказали, заниматься племенной работой не означает заниматься ею не только в племхозяйствах. Что вы подразумевали?

- Что племенными предприятиями наша работа не ограничивается. Я говорю не только о поставках племенного молодняка в товарные хозяйства. Прежде всего племенная работа ведется через искусственное осеменение. Там, где сегодня работают беспородными и «бесфамильными» быками, ждать роста продуктивности и здоровья стада бессмысленно. Все, кто за искусственное осеменение, выиграли от этого и заметно улучшили качество стада.

Уже подсчитано: метод искусственного осеменения делает животноводческую отрасль прибыльней минимум на 30%. При этом уровень генетики в Алтайском крае сегодня такой, что мы закрепляем за стадами семя продуктивностью от 12 до 19 тысяч кг молока. И это великолепный показатель. При этом средняя продуктивностью в регионе более 5000 кг, а генетика – в два с лишним раза выше.

Если бы у нас в молочном скотоводстве во всех категориях хозяйств был стопроцентный охват искусственным осеменением и достаточное количество и качество кормов во всех районах, представьте, сколько бы у нас доили! Заниматься животноводством было бы куда выгоднее. Тем более что телки при первом осеменении очень хорошо отзываются на искусственное осеменение. Это сразу влечет улучшение качества стада и продуктивности.

То же касается и свиноводства. Нередки случаи, когда на подворьях выращивают поросят до 60 кг – а дальше никак, не набирают животные вес. Но если работать с  высокоценными хряками-производителями, то вполне реально получать потомство весом 130-140 кг в пятимесячном возрасте. Конечно, для этого нужна и крепкая кормовая базу, однако без генетики даже при наличии хорошей кормовой базы получишь только сало да уши.

Наша стратегия племенного дела заключается в постоянном улучшении продуктивных племенных качеств животных во всех «-водствах». Стараемся работать во всех направлениях и всеми силами помогать хозяйствам.

Наше поле

- И снова вернемся ко «Дню сибирского поля». Вы ведь изначально были в числе его организаторов. Припомните, каким был первый год агрофорума? Какие задачи тогда стояли?

- Задачи те же: популяризация сельского хозяйства, продвижение в отрасль лучших технологий, в том числе инновационных, вопросы техперевооружения, импортозамещения, кадровой политики. Все эти темы рассматриваются на агрофоруме в комплексе, но той или иной каждый год уделяется больше внимания.

Первый форум вообще назывался «День алтайского поля». Начиналось, все как говорится, с чистого листа – на участке земли в 33 га, которое было в управлении хозяйства «Сибирские бычки». Позже оно передало эту землю для форума в постоянное пользование через администрацию Павловского района.

Первое время у нас не было ни выставки племенных животных, ни той инфраструктуры, какая имеется сейчас, ни такого числа компаний-участников. Стояли обыкновенные дощатые павильоны. Во время первого демпоказа техники вдоль поля шел бортовой УАЗ, а из него о происходящем вещал Павел Вагнер (генеральный директор ООО «Сибирские бычки»). Прямо как Ленин на броневике. За длинными столами проходил общий фуршет. Все проходило весело, душевно.

Позже на выделенный грант построили животноводческую площадку. Проложили дорожки, появился большой павильон для выступлений и концертных программ. Первое время все проходило под открытым небом. Сделали комфортные санузлы, освещение и так далее.

В этом году прошло уже 11 по счету мероприятие. На достигнутом мы не останавливаемся. В этом году был построен современный красивый конференц-зал, расширена зона питания, потому что число участников и гостей продолжает расти. В этом году «День сибирского поля» посетило более 40 тысяч человек – как никогда много. Даже в 2016 году, когда у нас проходил «Всероссийский день поля», гостей было меньше. Недавно мы взяли в субаренду еще 4 га, но и этого уже не хватает.  Очень много гостей приезжает к нам из Центральной России и других стран. В действительности выставка уже перешагнула масштаб сибирского агрофорума.

Личный выбор

- Сергей Семенович, вы уже 36 лет в профессии. Расскажите, как и почему выбрали именно зоотехнию? Были ли другие варианты?

-  У человека не одна дорога. В школе у меня был физмат-класс, и наши ребята затем поступали в сильнейшие технические вузы страны. Подготовка была высочайшей. Мой учитель предлагал мне попробовать поступить в Бауманское высшее техническое училище в Москве, но для этого надо было ехать искать жилье в столице. Наверное, на тот момент я не был готов к такому, и остался. Но если бы решился, из меня, скорее всего, вышел бы физик.

Многие из нас шли в медики и учителя, но я не испытывал к этому особого интереса. Хотя всегда любил историю, даже выигрывал городские конкурсы… И вот я, ленинский стипендиат, решил пойти в животноводство. Странно, ведь я не сельский человек. Полностью городской.

Думаю, что у математиков и физиков есть тяга к животноводству. Любят животных – я не знаю почему. Например, в Егорьевском районе есть племзавод КФХ «Наука». Его основатель Валерий Павлович Абронов – учитель физики, его супруга Нина Васильевна – математик. Сегодня у них одно из лучших животноводческих предприятий в крае.

- Так вы барнаулец?

- Нет. Я родился и вырос в Семипалатинске. Окончил там зооветеринарный институт.

Помню, как зоотехники сдавали экзамены по математике и физике, и держались за голову. У меня тогда весь курс списывал… Но с биологией на факультете мне самому было тяжеловато. Это все-таки это не точная наука. Многое нужно просто запоминать.
Я окончил институт с красным дипломом – меня хотели оставить в нем, чтобы занимался наукой, но я решил, что без опыта практической работы смысла в этом не будет и пошел работать зоотехником на ферму, чтобы понять, что к чему.

В итоге так и остался в отрасли, все этапы здесь прошел. Меня с детства научили все делать хорошо, потому что если ты по физике где-то что-то проморгал – расчеты не будут верны. Так и в профессии, на всех этапах я всегда старался делать все хорошо в силу своих возможностей.

Дополнительный вопрос

- Сергей Семенович, какие решения по кормопроизводству и кормлению вы считаете наиболее актуальными для региона, в особенности для нашей проблемной засушливой зоны.

- Не думаю, что скажу что-то новое. Все рекомендации давно даны. Мы десятилетиями работаем в степной зоне и были времена, когда там было орошение… Ведь что нужно для кормовой базы – это тепло и вода. В нашей степи есть тепло, но нет воды. А бывает наоборот – вода есть, а тепла нет, как в Якутии. Лично я считаю, что это вопрос не экономики хозяйств, а в большей мере государственной политики. Самим хозяйствам такую нагрузку никогда не осилить. Очень большие деньги.

Далее. Если мы наращиваем кормовую базу, то, соответственно, сокращаем зерновую, а без нее сегодня вообще невозможно вести сельское хозяйство прибыльно. Нужно понимать, что деньги на животноводство берутся с разных позиций, в том числе идут от продажи зерна… Представьте себя на месте руководителя – вы сократите подсолнечник, а кукурузу увеличиваете. То есть обменяете 300% рентабельности на 5-6%. Что же это будет за экономика? Если мы говорим о сохранении животноводства в степи – это прежде всего вопрос господдержки.

Источник: газета «Алтайская нива».

Возврат к списку

Свежие новости