КГБУ "Центр сельскохозяйственного консультирования"
Официальный сайт
Помощь экспертов аграрному сектору

В поиске рога изобилия

Автор
18.06.2019
12:48
Чем живет и за счет чего развивается мараловодческое хозяйство "Каимское"
Наступило время срезки пантов. Заготовка молодых неокостеневших рогов приходится на конец мая — июнь. Занимаются ею в предгорных и горных районах Алтайского края 24 мараловодческих хозяйства. В  одном из самых интересных — «Каимском» — буквально в  первый день высокого сезона удалось побывать корреспонденту «АН».

На самом краю

Урочище «Каимское» — своего рода деревушка домов на 15, лежащая в долине речки Каим. Это одно из самых отдаленных мест нашего региона, окраина. До 2000 года здесь бродили только дикие звери да охотники, а  затем было основано мараловодческое хозяйство «Меркентайл», которое быстро обанкротилось. Чуть позже его перекупил предприниматель из  Кемеровской области Владимир Журавков, и дело пошло. Удивительно, но почтовый адрес урочищу был присвоен только в  2014  году, а  тремя годами ранее, в 2011 м, хозяйство «Каимское» получило статус племенного репродуктора по алтае-саянской породе маралов. В 2016-м статус был успешно продлен. И  ведь начинали всего с 400 маралов, а сегодня здесь без малого 1700 голов.

В урочище живут и работают около 30 человек, 18 из них мараловоды. Неприхотливость — одно из главных преимуществ маралов. На содержание такого же поголовья скота требуется в разы больше людей. Отсюда и рентабельность. По  мараловодческим хозяйствам в крае она достигает 70%, с условием, что хозяйства занимаются еще переработкой и оздоровительным туризмом.

Урочище  — место особое. Такие, как водится, притягивают необычных людей. Молодой бригадир мараловодов Александр Шевцов перебрался сюда из Кемерово. Коренной горожанин, выпускник Кемеровского госуниверситета, экономист по образованию, а работает мараловодом уже шестой год. Угораздило. Влюбился в Алтай, решился на  переезд, на  изоляцию. Жену убедил в том, что так и надо. Теперь она работает здесь же в магазинчике пантовой продукции.

— Романтика романтикой, но через какое то время стало тяжело, не потому, что потянуло обратно, — нужно было очень многому научиться. Я ведь в седло сел впервые здесь, — рассказывает Александр.  — Благо в хозяйстве работали опытные ветврачи и мараловоды, было у кого учиться.

Долго мотал на ус, изучал специальную литературу, и нехватка знаний по  животноводству постепенно восполнялась. Вдобавок осваивать профессию помогало общение с преподавателями и студентами АГАУ, приезжавшими в хозяйство на практику. Теперь парень спокойно руководит людьми, сам чипирует маралов, ставит им уколы, берет кровь на исследования и, конечно, срезает панты.

День как день

Сейчас у  маралов заканчивается линька, часть рогачей уже готова к обрезке. В этом году время срезки несколько сместилось. Зимой животные сбросили коронки позднее на полтора месяца, позднее появились и  новые панты. «В прошлом году к этому времени мы срезали уже больше половины. В этом только начали. Не повезло с погодой: непрекращающиеся дожди, меньше тепла. С приходом лета, когда все покрывается зеленью, панты у маралов начинают расти примерно по полтора сантиметра в сутки, словно бамбук. Так же быстро ткань не растет более ни у одного животного.

Рабочий день в  высокий сезон в  «Каимском» выглядит так: утром построились цепочкой в  12 конных и  поехали в гору прогонять рогачей — сейчас в хозяйстве их около 600 голов. Маралы обычно сами уходят на возвышенности, на самом верху же предусмотрен узкий коридор, по нему животных сгоняют в центр маральника, к разбивочному станку — принцип «бутылочного горлышка».

На срезку отбивают (от стада) животных с созревшими пантами, а те, что достигнут кондиции в ближайшие дни, отгоняются в небольшой огороженный сад рядом с  пунктом срезки. Остальных через какое то время придется прогонять снова. Работа полностью бесконтактная, слишком приближаться к маралам небезопасно. Этих животных нельзя назвать сельскохозяйственными: они дикие, сколько ни одомашнивай.

Высокий сезон в  маральнике  — время особо ответственное, потому что помимо срезки пантов начинается еще и растел маралух. Выход маралят в «Каимском» составляет 60–65%. Точнее не скажешь, маралух и молодняк стараются не беспокоить, мараловоды выбираются туда лишь по  крайней необходимости, учет ведется в  ноябре-декабре.

Срезанные панты в  «Каимском», в  отличие от  большинства хозяйств в  регионе, не  консервируют по  старинной рецептуре, а замораживают. Консервация — процесс более длительный, сложный, требующий массы условий. Например, при сушке после консервации стоит немного не  рассчитать с влажностью в помещении, и панты заплесневеют. Заморозка же проще и  быстрей. В  сезон в  «Каимском» получают около 2 тонн пантов: небольшую часть перерабатывают, основную реализуют.

К  слову, особенно высок спрос на алтайские панты в странах Азии, здесь их широко применяют в восточных системах врачевания. Столь  же высоко ценится только женьшень. Экспорт пантовой продукции растет еще и потому, что в Поднебесной за последние десятилетия значительно выросло благосостояние людей. Китай и Корея — основные покупатели, а  это рынок на  полтора миллиарда человек. Надо ли говорить, каков потенциал у подотрасли.

Земля обетованная

Условий для мараловодства лучше, чем в предгорной и горной зоне Алтайского края, не придумаешь, азиатские импортеры это признают: мягкий климат, много осадков, предгорные черноземы глубиной 30см, косогоры покрыты растительностью на  90%. С  соседней Республикой Алтай, где эти животные вынуждены отыскивать редкие травинки и корешки меж камней, не сравнишь.

Земля  — первое, что  необходимо в мараловодстве. Эти животные не могут без  простора. Сады для  их  содержания рассчитывают по 1,5–2  га на  одну особь. Отсюда и  главная проблема мараловодческих хозяйств — большая часть земель в  предгорной зоне края уже раскуплена. Площади парков «Каимского» около 4 тыс. га, и  возможности увеличения маральника пока нет, а  значит, поголовье существенно не нарастишь. Вдобавок маралы выедают и вытаптывают территории, поэтому летом их на время запирают в особом резервном парке и засевают основные площади.

Но  основная забота в  маральнике  — ограждение. Так называемые объездные мараловоды ежедневно осматривают многокилометровый периметр, проверяют забор, при необходимости устраняют его повреждения. По словам Александра, если в районе маральника ощутили сильный порыв ветра, нужно сразу же совершать внеплановый объезд с осмотром, приходится с постели вскакивать. Словом, работенка — не забалуешь.

Брачный период у маралов приходится на сентябрь. Во время гона элитные рогачи собирают гарем: сражаясь за самок, они буквально устраивают рыцарские турниры — бьются с наскока лбами. Обладателей самых ветвистых и увесистых пантов в «Каимском» отмечают яркой биркой. Их первыми подпускают к самкам. Менее продуктивных, молодых от этого ритуала заблаговременно отстраняют, запирая в отдельный сад. Оставшись без «девчонок», «мальчишки» злятся, пытаясь при  этом сломать изгородь. Ничего не поделаешь, племенная работа всегда нацелена на максимум продуктивности.


**
Факт

Маральник — растение, цветение которого послужило названием для весеннего праздника, — не является кормом маралов. Этот красивый кустарник ядовит. Поедание его листьев, веток или цветов животными может привести к их гибели. Однако маралы могут питаться его корнями. Всевозможные коренья вообще излюбленный корм этих животных. К слову, в парках, где содержат маралов, со временем не остается ни корешка. Поэтому территории парков регулярно засевают.

Возврат к списку

Свежие статьи

Луга альпийские, бычки шотландские
12.08.2019
15:52
Животноводческая составляющая «Курорта Белокуриха»
Грант отработан!
04.08.2019
13:26
Как идет работа в КФХ Полуниной
Взялся за молочных
22.07.2019
12:49
Молодой фермер организовал в родном селе Усть-Иша новое КФХ
Урожай на травы
03.07.2019
12:57
Начало июля, а в предгорных районах края уже вовсю готовят сенаж